Россия в период кризиса: значение инфокоммуникаций

Глобализация Проблемы коммуникаций Электронное пространство

Инфокоммуникации как управленческое средство глобализации

На глобализацию наглядно указывает всё более широкое и интенсивное вовлечение населения Земли в общение посредством электронных средств коммуникации.
Хотя на ведущее место в мире инфокоммуникаций быстро выдвигается Китай, но, пожалуй, их управленческий ресурс на сегодняшний день наиболее активно используют США.


В США уже давно стала само собой разумеющейся ведущая роль государства в преодолении очередного кризиса, а в современных условиях это предполагает достаточно результативные усилия по управленческому воздействию на то, что происходит в мире в целом. Произошла своего рода инверсия изоляционизма: если классический изоляционизм предполагал «отгораживание» США и подконтрольной им части мира, то в условиях глобализации уже архетип изоляционизма побуждает руководство страны стремиться к формированию в качестве такого окружения современного мира в целом. Еще при президенте Кеннеди начинает осуществляться воздействие на внешний мир, которое напоминает собой работу операционной системы компьютера, формирующей под себя любые устанавливаемые на нём программные продукты.
Основой для этого поворота является формирование глобального инфокоммуникационного общества (именно инфокоммуникационного, а не просто информационного, поскольку речь идет не только и не столько об информации, а о коммуникации как связи и общении). Оно выступает в качестве управленческой надстройки по отношению к другим обществами, которые «сверху» оказываются достаточно легко просматриваемы, чтобы стать в той или иной мере подконтрольными. Как говорится, игра стоит свеч, и неудивительно, что в этом случае «можно влиять» давно превратилось в «нельзя не влиять».


Американский исследователь Дж. Най выступил в этой связи с управленческой концепцией «soft power» («мягкой силы», или «мягкой власти»), используя которую, одни могут побуждать делать то, что им нужно, других, не прибегая к «жестким» (экономическим или военным) средствам, и имел он при этом в виду, главным образом, обеспечение в мире ведущей роли США.


Подход Дж. Ная помогает понять переориентировку внешней политики США. В последние годы проблематике глобального инфокоммуникационного воздействия придается всё большее значение и в КНР, и оба экономических гиганта используют текущий кризис для усиления своих ресурсов «мягкого» воздействия.
Небольшое пояснение, чтоб было яснее, о чем идет речь. Когда говорят о том или ином обществе, то обычно представляют его себе в уже ставшем, готовом, прочно сформированном виде, хотя когда говорят, например, «античное рабовладение существовало на протяжении более тысячи лет», то при этом имеют в виду, что оно существовало и через тридцать или сорок лет после своего появления, как и через пятьсот лет и т.д. вплоть до самой своей гибели, то есть и на самом раннем этапе своей жизни оно было, тем не менее, тем же самым, а не другим обществом, хотя и сильно отличавшимся от того, каким оно должно было стать в дальнейшем.
Можно догадываться, каким глобальное инфокоммуникационное общество станет позднее, но это не отменяет того факта, что оно уже существует. И задаваемый им управленческий императив - это вполне реальное требование к тем, кто располагает соответствующими возможностями, использовать их максимально эффективным образом.

Более того, понимание огромных преимуществ, которые дает лидерство в использовании глобально-управленческих технологий, делает их средоточием борьбы за обеспечение лидерства в современном мире, позволяющего тех, кто «подставляется», «потреблять» со всеми вытекающими отсюда последствиями.


Если Джозеф Най, говоря о глобальной управленческой роли инфокоммуникаций, привлекает внимание в первую очередь к содержанию передаваемых ими сообщений, то еще задолго до него канадский исследователь Маршалл Маклуэн поставил задачу понять воздействие инфокоммуникаций самих по себе, сформулировав, тем самым, принципиально иной исследовательский подход. Он обратил в этой связи внимание на то, что у человека, к которому посредством инфокоммуникаций поступает множество сообщений, нет времени на то, чтобы понимать их поочередно и последовательно, и уже поэтому на первый план в его восприятии должен выходить принцип одновременности, а не последовательности, которым руководствуется, например, читающий книгу человек, когда старается понять ее содержание. Маклуэн выделил, тем самым, одновременность в качестве ведущего способа работы сознания в мире инфокоммуникаций, действие которого проявляется, тем не менее, по-разному в зависимости от уровня инфокоммуникационного развития человека и общества.


При всем различии первого и второго подходов к исследованию инфокоммуникаций они понимаются как принципиально новый инструмент управления. В этой связи внимание привлекает понятие «electronic government» (обычный, хотя и очень неточный, перевод - «электронное государство» или, в более узком смысле, «электронное правительство»). Речь идет о находящемся в распоряжении государства управленческом ресурсе инфокоммуникаций, который наиболее эффективным образом используется в режиме одновременности, - в отличие, например от управленческих технологий, ведущих свое начало от печатного набора Иоганна Гутенберга, которые предполагают, главным образом, линейность и последовательность и жесткую централизацию.

Речь идет, таким образом, о двух типах управленческого воздействия, для представителей каждого из которых естественно стремиться к лидерству. В их отношениях не может быть середины, и наглядным результатом их соперничества стал заключительный тур украинских президентских выборов в декабре 2004 года: инфокоммуникациями, как известно, пользовались сторонники как В. Януковича, так и В. Ющенко, но во втором случае использование их потенциала играло ведущую роль[1].


Что касается положения современной России в мире инфокоммуникаций, то среди редких публичных констатаций по этому поводу отметим получившее широкую огласку заявление президента Российской Федерации Д. Медведева, согласно которому «по индексу развития так называемого "электронного правительства" мы в 2005 году были на 56-м месте, а в 2007 году достигли 92-го»[2]. Говоря в этой связи о роли доэлектронных управленческих технологий, тогдашний президент РФ отметил: «Только на рассылку нормативных документов по ведомствам ежемесячно уходят тонны бумаги»; «пять лет мы занимаемся электронным документооборотом, на самом деле даже больше, потому что в администрации президента лет шесть назад я пытался это делать, но безуспешно; к сожалению, хвастаться нечем»[3].
Всё - до поры до времени. Управленческий ресурс инфокоммуникаций быстро наращивается, и в условиях его всё более активного глобального применения для общества с устаревшими управленческими технологиями остается немного возможностей. Имея в виду это обстоятельство, неудивительно, когда для поборников сырьевой зависимости оказывается приемлемо то, что  их страна может прекратить свое независимое существование, распавшись или фактически перейдя под управление со стороны.


Многим у нас этот сюжет может показаться фантастическим, хотя нам-то уж, кажется, о фантастичности говорить не приходится: ведь сравнительно недавно множеству людей вполне фантастичным казался развал Советского Союза, страны, которую за рубежом обычно называли Россией.


Маршалл Маклуэн также называл Советский Союз Россией, когда в 1974 году, делая, как и ранее, упор на изучении роли инфокоммуникаций самих по себе, он соотнес их глобальное воздействие с запуском первого искусственного спутника Земли и, имея в виду, что основное значение латинского слова informo - давать вид, образовывать, пришел к выводу:
«По-видимому, крупнейшая возможная революция в информации произошла 4 октября 1957 года[4], когда Спутник (Sputnik) создал новое окружение для планеты. Впервые мир природы был полностью помещен во вместилище, сделанное человеком. В тот момент, когда Земля вошла внутрь этого нового изделия, кончилась Природа и родилась Экология. «Экологическое» мышление стало неизбежным, как только планета возвысилась до положения продукта человеческих деятельности»[5].


Обратив внимание на то, что в результате запуска первого спутника вся планета впервые в истории человечества «весомо, грубо, зримо» выступила в качестве предмета его совместной деятельности, М. Маклуэн установил, что всеобщим содержанием глобальных инфокоммуникаций стала жизнь человечества в целом, по отношению к которой сами они выступают в качестве средства ее повседневного формирования. Иначе говоря, в теоретически общезначимом виде он показал, что в результате двух эпохальных событий - появления глобальных инфокоммуникаций и формирования отношения человечества к жизни на планете Земля как к своему внутреннему делу - в повестку дня человеческой жизни естественным образом встал вопрос о ее планетарном переустройстве[6].


Следующий важный шаг в понимании глобальной роли инфокоммуникаций - выявление типа развития, обозначенного М. Маклуэном как «взрыв вовнутрь (имплозия)» - в отличие прежде всего от продолжавшегося около двух с половиной тысяч лет развития европейской цивилизации как «эксплозии», то есть взрывообразного развития вовне, в ходе которого капиталистический способ производства, зародившийся первоначально как нечто местно-ограниченное, стремительно распространился по всей Земле, подмяв под себя жизнь всего человечества.
Имплозия, или взрывообразное развитие вовнутрь, первична как тип развития нашей маленькой планеты уже потому, что для эксплозии на ней не осталось или почти не осталось места. Но, главным образом, первичность имплозии объясняется тем, что вся повседневная жизнь человечества оказалась «под колпаком» становящейся всё более мощной глобальной инфокоммуникационной оболочки со своими во многом непонятными свойствами.

 

Глобально-управленческий императив: роль инфокоммуникаций

Имея в виду воздействие инфокоммуникаций, современные проблемы общественного развития можно представить себе по формуле «3+1 как 1+3», поскольку, во-первых, понимание происходящего на планете предполагает учет состояния глобально-целостной системы "человек - общество - природа" как системы, имеющей пределы своего существования и нуждающейся в коренной перестройке. В этой связи, во-вторых, не может не обнаруживаться, что современное бытие человечества уже само по себе, а не только в периоды глобальных кризисов, имеет напряженный, остроконфликтный характер, рассчитывать на преодоление которого в обозримом будущем вряд ли приходится. Поэтому, в-третьих, напрашивается вывод, что если конфликты и кризисы современности "пустить на самотек", то они способны довести человечество до катастрофы и даже гибели. Доминантой глобалистского мирочувствования оказывается, тем самым, управленческий императив как мотивация понимать любую проблему в плане ее практического решения. В-четвертых, поскольку эта триада изо дня в день воспроизводится посредством глобальной инфокоммуникационной оболочки, использование ее управленческих возможностей в тех или иных конфликтах способно сыграть решающую роль.
Итак, в соответствии с постулатами глобально-управленческого подхода, любую проблему жизни человечества следует понимать как часть его жизнедеятельности, представляющей собой:

  • многомерную,
  • качественно определенную  целостность,
  • изо дня в день самонастраивающуюся посредством своих конфликтов,
  • которые воспроизводятся и регулируются посредством инфокоммуникаций.

Глобально-управленческий подход побуждает рассматривать любой конфликт как совокупность "негативных" сторон, "вес" которых требует такого "уменьшения", которое позволяло бы удерживать его в пределах управленческих возможностей (конфликты, чтобы быть управляемыми, должны быть достаточно малыми), и сторон "позитивных", хотя при этом не следует представлять себе "плюсы" слишком большими, чтобы не попасть под власть очередных утопий. Сами конфликты способны при этом выступать в роли средств управления, откуда напрашивается вывод, что в определенных пределах их может быть необходимо или полезно создавать[7].
Что касается глобальных систем инфокоммуникации, то их воздействие является самостоятельным в той мере, в какой они функционируют сами по себе, независимо от своего конкретного социально-экономического наполнения, что, собственно говоря, и позволяет применять их по-разному, усиливая, ограничивая или исключая то или иное управленческое воздействие. Речь идет, таким образом, о парадоксальности управленческого схематизма, характерного для инфокоммуникаций. С одной стороны, в нем не может не проявляться конкретная политическая специфика с присущими ей нормативами и ценностями, а с другой - он является вещью самой по себе со своими собственными возможностями влияния на человека и общество.
Имея в виду содержание глобального управленческого воздействия напомним, что когда шел демонтаж мировой колониальной системы, в сознании множества людей он отождествлялся с борьбой народов колоний за свое национальное освобождение. Но тем самым не придавалось должного значения одному очень существенному факту. Дело в том, что в результате деколонизации участвовавшие в ее непосредственном осуществлениии силы в странах Запада сумели поставить отношения теперь уже с бывшими колониями на выгодную для себя финансово-экономическую основу[8], и глобально значимые задачи, оформленные таким образом с исчезновением мировой колониальной системы, стали успешно решаться с упором на средства внешнего воздействия. Закономерный результат их применения - слабое, управляемое в основном со стороны государство, - пусть даже и с сохранением таких атрибутов государственной власти, как президент, правительство и парламент.
По мере того, как в ходе научно-технического развития создавались всё более значимые ресурсы управленческого воздействия, оформлялись и соответствующие транснациональные мироощущения. Их носители первоначально ориентировались, главным образом, на треугольник отношений между Северной Америкой, Западной Европой и Японией, что заставляло их усиленно работать над созданием механизмов формирования как этого пространства, так и - по отношению к нему - общемирового социально-экономического, политического и культурного развития.

 

Создание новой планетарной реальности носило долговременный стратегический характер. Став достаточно сильной, она устранила с планеты мир «холодной войны», это эхо второй мировой войны, этот мир динозавров, а те, кто не сумел преодолеть его «логику», оказались у разбитого корыта.[9]


На Западе, - преимущественно в США, - в рамках глобального управленческого подхода давно уже сформировались управленцы как в высших эшелонах государственной власти и транснациональных компаний, так и на уровне повседневной оперативной деятельности. Составной частью их работы становятся усилия ученых, позволяющие во многом преодолевать разрыв теории и практики в пределах конкретных задач, когда исследование управленческой проблематики выстраивается как единство выявления проблем, на которые следует обратить внимание, их последующей разработки и доведения понимания их решения до уровня конкретных сценариев.
М. Маклуэн, предлагая понимать современный мир как формируемую инфокоммуникациями «глобальную деревню», которая «абсолютно обеспечивает максимальное несогласие по всем вопросам»[10], исходил из того, что в условиях имплозии, когда вездесущая и мгновенно действующая электросвязь становится универсальным средством коммуникации, люди по всему миру вольно или невольно «влезают» в жизнь друг друга. Он отмечал при этом, что посредством передачи электрических сигналов работает и нервная система человека, и создание глобально значимых систем электросвязи и электронной коммуникации означает, что человечество создало для своей нервно-психической деятельности всемирно значимый внешний аналог, который, в свою очередь, стал оказывать на нее мощное и многостороннее обратное влияние.

Задолго до Маршалла Маклуэна Михаил Афанасьевич Булгаков пришел к выводу о «страшном и суетном электрическом будущем человечества»[11], а Павел Александрович Флоренский, который был не только священником русской православной церкви и религиозным философом, но и математиком, физиком и специалистом по электротехнике, исследовал отношения между нервно-психической деятельностью и электросвязью. П.А. Флоренский изучал историю техники как продолжения человеческого тела и его органов, придумав слово «органопроекция», которым он обозначал проекцию человеком своих органов во вне посредством технических изобретений. Электросвязь имела для него ключевое значение. Вот некоторые из его высказываний на этот счет: "Орудия расширяют область нашей деятельности тем, что они продолжают наше тело"; "...каждое данное состояние техники не есть окончательное и, следовательно, в каждый данный исторический момент не все органы или не все стороны органов проецируются в технику" и "нервная система проецируется электрическими приборами, с которыми она имеет, по-видимому, более чем только формальное сходство".[12]


В СССР идеи П.А. Флоренского стали входить в обиход в шестидесятых годах, то есть как раз в тот период, когда во многом под влиянием понимания сложившегося уже к тому времени мира как «электронного общества» и «глобальной деревни» в США началась коренная переоценка характера управленческих технологий. Отметим в этой связи хотя бы Збигнева Бжезинского, который, заимствовав понимание М. Маклуэном роли инфокоммуникаций, стал результативно работать в сфере внешнеполитической практики.


В то время и у нас стали появляться аналогичные исследования инфокоммуникаций, но ходу им не дали. Но тем самым были перекрыты возможности перевода управленческой практики на принципиально новую основу с соответствующими глобально значимыми результатами.

 

В период кризиса

Понимание современного кризиса требует учета повседневного всемирного воздействия инфокоммуникаций.
Основной вектор развития инфокоммуникаций - мгновенная обратная связь всех со всеми.


Будучи президентом Российской Федерации, Д.А. Медведев отметил, что «по индексу развития так называемого "электронного правительства" мы в 2005 году были на 56-м месте, а в 2007 году достигли 92-го» (с тех пор существенного прорыва в этой области так и не произошло). Он добавил, что «практически все федеральные структуры обеспечены современными компьютерами, подключены к сети Интернет. Практически во всех государственных органах сформированы базы данных, но и только. У нас внутренний документооборот как велся, так и ведется на бумаге. А компьютеры в основном используются, сами знаете, для чего: по сути, это пишущие машинки, просто более удобные, потому что не нужно каждый раз одно и то же перепечатывать. Для граждан в большинстве случаев вообще ничего не изменилось. За редким исключением, нет вообще возможности отправить с личного компьютера никакого заявления или проследить за прохождением своей бумаги в том или ином ведомстве, получить электронную справку по системе электронного единого окна»[13].


Равнодушная общественная реакция на это заявление побуждает повнимательнее взглянуть на состояние сознания российского общества.


Духовная жизнь человека проходит в двух мирах. Один - это мир как он сам его видит, понимает и чувствует, мир, каким он существует только для него самого. Этот мир можно назвать субъективным, имея в виду, что каждый выступает в нем главным действующим лицом, всю жизнь стремящимся подчинить себе внешний мир. Устойчивость человеческой жизни выражается в соотношении этих двух миров.
Есть люди, для которых мир их собственных переживаний более значим, чем внешний мир. Такие люди могут быть до крайности равнодушны к тому, что происходит с ними на самом деле. И если их много, то важным является вопрос об их социальной роли.


Опросы показали, что у людей, очутившихся в тяжелом материальном положении и переставших верить в поддержку со стороны своего непосредственного окружения, симпатии способны устойчиво вызывать политики, ассоциируемые с государственной властью, с поддержкой "сверху". В условиях непрекращающегося кризиса таких людей, очевидно, должно становиться всё больше. И это тогда, когда, казалось бы, сама жизнь требует от каждого человека инициативности и самостоятельности.


Как и ранее, общедоступным средством формирования духовной самостоятельности является книга, изготовленная типографским способом и требующая для своего понимания напряженной умственной работы читателя[14]. Распространение электронной культуры с задаваемым ее мозаичностью режимом одновременности восприятия и мышления способствует тому, что люди, не прошедшие школу книжной культуры или ставшие чуждыми ей, подавляют в себе линейность, последовательность и логичность, необходимые для самостоятельного продуктивного мышления.

Вот некоторые цифры: среднестатистический гражданин РФ в день тратит на чтение книг около 20 минут, а на телевидение у него уходит примерно три-четыре часа. Что касается школьников, то около половины из них книг вообще не читает, предпочитая им видеофильмы и иллюстрированные журналы[15].


Иначе говоря, людей, которые, по существу, с порога отвергают собственную духовную самостоятельность, стало у нас очень много, что указывает на снижение интеллектуального уровня населения РФ. Это особенно неблагоприятно в условиях кризиса, когда у таких людей усиливается зависимость от средств инфокоммуникации, (в первую очередь – от телевидения, которое им неподконтрольно) с их способностью склонять своих пользователей к мифотворчеству[16].


Итак, хотя сегодня нет недостатка в указаниях на серьезность проблем, стоящих перед российским обществом[17], множество людей к ним фактически равнодушны, поскольку, во-первых, они во многом равнодушны к ним как внешней реальности своей жизни, привычно вытесняя ее погружением в свое психическое состояние, а во-вторых - в их голове отсутствуют средства восприятия и мышления, необходимые для их достаточно хорошего понимания.
Такими людьми можно легко манипулировать, и голосовать они могут за тех, кто готов жить за их счет, что также свидетельствует о нерешенных задачах государственной политики по созданию инфокоммуникационных ресурсов, позволяющих преодолевать негативные тенденции[18].

В период кризиса решение этой задачи приобрело особое значение. Обратим внимание на два важных аспекта, которые у нас редко привлекают внимание: это, во-первых, наличие общезначимых проектов развития инфокоммуникаций, реализация которых предполагает план, конкретизируемый в заданиях и цифрах, когда в результате ясно, что и с кого следует спрашивать, а во-вторых - обеспечение населению соответствующих основному вектору развития инфокоммуникаций прав на информацию и коммуникацию (коммуникацию как связь и коммуникацию как общение), когда каждый человек исходит из того, что если он чего-то не знает, то сможет узнать, а если он захочет высказаться, то будет услышан. Сказанное предполагает создание периодически обновляемых общедоступных баз данных, свободный доступ к которым позволял бы гражданам достаточно хорошо понимать страну, в которой они живут, и свое место в ней.


________________________________________
[1] Соотношение двух типов управленческих технологий с предполагаемыми каждым из них общезначимыми результатами великолепно показано В.О. Богомоловым в романе «Момент истины».
[2] http://www.cybersecurity.ru/crypto/64318.html#
[3] Там же. «Дмитрий Медведев, президент РФ: "К примеру, 1 июля гражданин подал заявление, непонятно, когда тебе ответят. То ли заявление ходит по кабинетам или коридорам, то ли его спрятали под сукном и выбросили.» (17.07.2008  [http://www.1tv.ru/news/n124761]); «Уровень электронной грамотности в России на сегодняшний день оставляет желать лучшего. В Европе 70% жителей ежегодно проходят повышение квалификации, у нас в стране этот показатель не более 7%.» (там же).
[4] В статье М. Маклуэна – «17 октября».
[5] Маклуэн М., С появлением Спутника планета стала глобальным театром. // Кентавр, Москва, 1994, №1, с.21. Перевод В. Терина.
[6] Воздействие экологического мышления можно видеть в Программе всеобщего и полного разоружения, представленной СССР на XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН 18 сентября 1959 г., согласно которой все государства в течение четырех лет тремя последовательными этапами должны были ликвидировать все свои вооруженные силы, вооружение и военное производство.
[7] См. Терин В.П. Россия: формула глобализации. // Перспективы цивилизации, М., 2009, Издательство «МГИМО-Университет».
[8] Именно в этой трансформации увидел главный смысл деколонизации известный американский экономист Кеннет Боулдинг, подсчитав, что в итоге отдача от них выросла в шесть раз.
[9] Питер Дракер, противопоставляя вашингтонских «технократов» 60-х годов глобально-управленческому подходу в политике, писал: "В конец концов Роберт Макнамара (в качестве министра обороны - В. Т.) оказался неудачником не из-за Вьетнама, а потому что «управлять» для него означало заниматься внутренним и исключать внешнее, ценности, народ, социальные измерения» (Drucker P.F., Management's Role - the  Price of Success. // The  Future of the  Corporation, Kahn H. (editor), N.Y., 1974, p.808).
[10] McLuhan: Hot & Cool. Ed. by G.E. Stearn. Signet Books, N.Y., 1969, p. 272.
[11] Булгаков М. А. Собрание сочинений в пяти томах. Том первый. М., 1989, Издательство «Художественная литература», с. 218.
[12] Флоренский П. А. Органопроекция. // "Декоративное искусство СССР", М., 1969, №145, с. 39, 41-42.
[13] http://www.cybersecurity.ru/crypto/64318.html#
[14] Иначе говоря, сюда не относятся имитирующие специфику телевизионного восприятия многочисленные издания типа иллюстрированных журналов, чтение или просто разглядывание которых можно начинать с любого места без ущерба для их содержания.
[15] См. http://www.1tv.ru/imgorig/20041214160806.GIF" alt=". По данным Фонда «Общественное мнение», 34% российских граждан не имеют дома книг вообще, 37% - их не читают, а более половины (52%) не покупают. Самое популярное чтение в стране - газеты (их читают 75,2% населения), за ними следуют журналы (59,9%), художественная (58,7%) и учебная литература (44,8%). (Фонд «Общественное мнение» www.fom.ru).
[16] См. Терин В.П. Электронное мифотворчество для всех. // «Мир психологии», М., 2003, №3.
[17] См. М. Егоров, И. Наумов, М. Сергеев, Академики развеяли мифы об успехах («Независимая газета» от 28.02.2008, http://www.ng.ru/economics/2008-02-28/6_academi.html): Авторы доклада о перспективах России на 2008-2016 годы пришли к выводу, что системные проблемы развития страны «поставили вопрос о пересмотре проводимого в стране социально-экономического курса». По их мнению, за последнее десятилетие власть не смогла воспользоваться благоприятной мировой конъюнктурой, не сумела направить ресурсы в высокотехнологичные секторы и диверсифицировать экономику. Из-за этого в стране продолжается социальная деградация и примитивизация экономики. «Задача создания эффективного частного собственника как доминирующей фигуры экономики не была решена. Мелкий и средний бизнес не получил ни правовой, ни экономической основы для цивилизованной конкуренции. А крупные производства и целые сегменты экономики в результате приватизации получили монопольное положение на рынках и снизили свою эффективность», - считает академик РАН Николай Петраков. «Падение качества роста - это не случайность, и к примитивизации экономики толкает вся система интересов ее участников», - подчеркивает первый замдиректора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин. ... Избежать повторения экономического провала, по мнению Сорокина и Петракова, можно только путем «изменения сложившихся отношений собственности». «Еще один системный дефект российской экономической политики - это игнорирование общепринятых показателей качества жизни - таких, например, как продолжительность жизни, качество образования и здравоохранения, уровень доходов населения», - говорит директор Института экономики Руслан Гринберг. По его словам, во главу экономической политики нового президента должны быть поставлены интересы развития человека. А в качестве стратегии развития должно применяться «интерактивное управление ростом», которое предполагает гибкое сотрудничество граждан, бизнеса и власти. «К очевидным провалам можно отнести рост социального неравенства: в 2000 году разрыв между доходами самых богатых и самых бедных россиян составлял 14 раз, а в 2007 году достиг уже 16 раз», - отмечает глава департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Если страна не проведет в ближайшие годы комплекс глубоких и сложных реформ в экономической, социальной и политических сферах, то мы снова можем скатиться к той или иной форме кризиса», - полагает Гонтмахер.
[18] см. http://www.cybersecurity.ru/crypto/64318.html#).

Материал был опубликован в:

Терин В.П., Россия в период кризиса: значение инфокоммуникаций // Развитие инфокоммуникаций в условиях экономического кризиса. М., 2009, Издательство Международной Академии связи, с.137-147.